Капиталистические страны 21 века список - Карта для туриста TRAVELEL.RU Карта для туриста TRAVELEL.RU

Каждый турист знает, что без карты путешествовать сложнее. Карты России, карты мира, карты со спутника, карты стран, карты областей России, карты городов мира и России — всё это есть на travelel.ru и всё это вам понадобится, если вы соберетесь в путешествие.

На главную
  Республики РФ  
  Федеральные округа РФ  

Сотни поставщиков везут лекарства от гепатита С из Индии в Россию, но только M-Pharma поможет вам купить софосбувир и даклатасвир и при этом профессиональные гепатологи будут отвечать на любые ваши вопросы на протяжении всей терапии.

01.11.2018

Капиталистические страны 21 века список



< >

США, Япония, ФРГ, Франция, Великобритания, Италия и Канада (их еще называют большой семеркой). Эти страны лидируют в мире по своему экономическому и научно-техническому потенциалу, совокупному ВВП, отличаются наиболее диверсифицированной экономикой, а также самым крупным людским потенциалом.  На эти страны приходится около 70% производства всей промышленной продукции мира, все прямые иностранные инвестиции.

Первое место среди «большой семерки» занимают США, контролирующие самую значительную часть капиталистического мирового хозяйства и играющие в нем определяющую роль.

Обострившаяся к середине 80-х годов конкуренция между ведущими странами выявила три противоборствующих центра: США, западноевропейские страны, занимавшие «оборонительные» позиции, и Япония  («наступающие» позиции на рынках массовых товаров народного потребления).

Именно Япония оказалась главным соперником США и ЕС в эти годы. Уже к середине 80-х годов она обеспечивала 82% мирового выпуска мотоциклов, 80,7% производства домашних видеосистем и около 66% фотокопировального оборудования. Японские компании заняли господствующие позиции на американском рынке станков с числовым программным управлением. Между 1973 и 1986 гг. доля США в мировом производстве товаров и услуг снизилась с 23,1 до 21,4%, доля ЕС – с 25,7 до 22,9%, а доля Японии выросла с 7,2 до 7,7%. Следствием этого процесса стало ухудшение позиций американских компаний. Если в 1971 г. 280 из 500 крупнейших ТНК были американскими, то к 1991 г. таковых осталось лишь 157. К этому времени Япония фактически догнала США, обладая 345 крупнейшими компаниями, притом, что в странах ЕС таковых было 17, а в Северной Америке – всего 5; 9 из 10 крупнейших сервисных компаний также представляли Японию. В конце 80-х годов японское экономическое чудо продемонстрировало, насколько далеко может зайти страна, использующая индустриальную парадигму, в окружении соседей, принадлежащих постиндустриальному миру.

Однако японские производители, увлеченные количественными показателями своего успеха в области индустриализации, не учли ряд других факторов.

Во-первых, хотя условия торговли США с остальным миром в 80-е гг.

серьезно ухудшились (уровень цен на американский экспорт снизился между 1970 и 1990 гг. более чем на 20% по отношению к уровню цен на импортируемые товары), Соединенные Штаты по-прежнему получали большую часть импорта из стран с близким к их собственному уровнем развития, в силу чего образовывавшийся торговый дефицит не был необратимым. Кроме этого, сами американские компании, сокращавшие индустриальную занятость в США и перемещавшие рабочие места за границу, вносили существенный вклад в нарастание дефицита, в данном случае достаточно формального (известно, например, что IВМ, использующая в Японии 18 тыс. работников и имеющая годовой объем продаж в 6 млрд долл., стала с начала 90-х годов одним из ведущих японских экспортеров компьютерной техники, в том числе и в США). Данный фактор имел и имеет гораздо большее значение, нежели то, которое ему обычно придается. Если в 1985 г. Япония экспортировала в США товаров на 95 млрд долл., а покупала только на 45 млрд, это еще не означало того гигантского разрыва, о котором часто говорят политики и экономисты. В том же году американские компании произвели и продали в Японии товаров на 55 млрд долл., тогда как соответствующий показатель для японских фирм в США не превышал 20 млрд. Если учесть это обстоятельство, то окажется, что японские производители поставили в США продукции на 115 млрд долл., тогда как американские в Японию — на 100 млрд, и дефицит составлял не более 15%, а если учесть выплаты японских компаний за американские авторские права и патенты, то фактически отсутствовал вовсе.

Во-вторых, японские производители тешили себя положительным сальдо своего торгового баланса с США во многом подобно тому, как это делали поставщики нефти в период высокой инфляции в 1977–1980 гг. Анализируя процесс образования торгового дисбаланса между странами, нельзя не видеть, что такового фактически не существовало в 1980 г., но уже в 1981-м он достиг 36 млрд долл., в 1982-м – 67 млрд, а в 1983-м превысил 113 млрд долл. Что же произошло в этот период и какова была основная причина подобной ситуации? Ответ на этот вопрос очень прост: важнейшим фактором роста американского импорта и стагнации экспорта служило беспрецедентное повышение курсовой стоимости доллара по отношению к «корзине» основных мировых валют – только между серединой 1979-го и первым кварталом 1985 г. оно составило 73%. В этих условиях совершенно естественным был как рост потребления импортных товаров в США, так и снижение по всем без исключения товарным позициям отношения объема экспорта американских товаров к общему объему их производства.

Японские стратеги не учли двух обстоятельств: того, что усиление доллара объясняется временными трудностями американской экономики и поэтому не может быть  продолжительным; и того, что, пока расчеты ведутся в долларах, США не имеют внешней торговли в собственном смысле слова, а проблема «восстановления» баланса решается посредством организации спекулятивной атаки против доллара, обесценивающей средства, полученные экспортерами от продажи их товаров в США.

Как только ситуация в американской экономике стала нормализовываться, началось снижение процентных ставок, а вместе с ним – падение доллара на мировых рынках; за полтора года его курс снизился более чем на 25%, а к февралю 1987 г. «отыграл назад» почти четыре пятых своего прежнего беспрецедентного повышения. В результате с середины 1986 по середину 1988 г. американский экспорт вырос более чем на треть, а дефицит торгового баланса сократился на 40 %. Проявившиеся в эти годы тенденции фактически устранили дефицит в торговле США с европейскими странами, а снижение курса доллара еще на 15–20 % обеспечило бы и полное преодоление дефицита в торговле с Японией. Трудности 80-х гг. серьезно дезориентировали конкурентов США, которые, убедившись в привлекательности американского рынка, усилили присутствие на нем, в первую очередь, в сфере распределения и торговли и предпочли отказаться от создания производственных мощностей. Это видно при сравнении американских и японских показателей в сфере экспорта готовой продукции и перенесения производства за границу. Если в 1988 г. общий объем японского экспорта был всего на 20% ниже американского, то масштабы продаж произведенных за рубежом японских товаров отставали от аналогичного показателя американских компаний почти в четыре раза, а реализация товаров через созданные за границей японские торговые конгломераты была вдвое большей, нежели через американские. В результате совокупный объем американских товаров, вывезенных из страны или произведенных за рубежом, почти вдвое превосходил аналогичный японский показатель; таким образом, на фоне беспрецедентных формальных успехов японцев американские производители сумели самым серьезным образом пересмотреть прежние ориентиры, что стало залогом их успехов в 90-е гг.

В конце ХХ в. стало очевидным, что Япония значительно отстает от США в эффективном использовании достижений информационной революции. Так, к середине 90-х гг. кабельными сетями были связаны 80% американских домов и только 12% японских; в США на 1000 человек использовалось 233 персональных компьютера; в Германии и Англии – около150, тогда как в Японии – 80; электронной почтой пользовались 64% американцев, от 31 до 38% населения Западной Европы и только 21% японцев.

В начале 90-х годов мировой рынок программных продуктов контролировался американскими компаниями на 57%, а их доля превышала японскую более чем в три раза. В середине 90-х гг. США восстановили с Японией равенство на рынке производства микрочипов.

Таким образом, в новых условиях важнейшим направлением эволюции западного мира в целом и семерки развитых стран в том числе стало формирование постиндустриальной цивилизации как целостной системы. Возможности включения в нее Японии в конце ХХ в. значительно сузились в силу того, что исповедуемая этой страной парадигма хозяйственного роста по своей природе неадекватна ценностям постиндустриального строя. Япония, не сумев одержать победу в информационном и технологическом соревновании с США, перешла к оборонительной позиции.

Японские предприниматели и политические лидеры уверены в возможности восстановления своей экономической мощи за счет экспансии в Азии. Однако такая позиция привела к тому, что сама Япония к концу ХХ в.  откатилась далеко назад по сравнению с серединой 80-х гг.

С учетом того, что развитие «четвертичного сектора» неминуемо должно было привести к глубокому кризису традиционной индустриальной модели, возможной задачей, стоящей перед «большой семеркой» и другими высокоразвитыми странами в конце ХХ – начале XXI в., является сокращение индустриального сектора экономики и перераспределение экономической мощи таким образом, который соответствует уже осуществившемуся перераспределению как технологического, так и интеллектуального потенциала между основными центрами современного мира – США, Западной Европой и Японией.



Source: www.economy-web.org

 
Нравится
Добавить комментарий


  Поделитесь!  


 
При цитировании сайта, не забывайте, пожалуйста,
указывать ссылку на источник.
© http://travelel.ru, 2010–2015

  Яндекс.Метрика