Каждый турист знает, что без карты путешествовать сложнее. Карты России, карты мира, карты со спутника, карты стран, карты областей России, карты городов мира и России — всё это есть на travelel.ru и всё это вам понадобится, если вы соберетесь в путешествие.

На главную
  Республики РФ  
  Федеральные округа РФ  

Сотни поставщиков везут лекарства от гепатита С из Индии в Россию, но только M-Pharma поможет вам купить софосбувир и даклатасвир и при этом профессиональные гепатологи будут отвечать на любые ваши вопросы на протяжении всей терапии.

30.08.2018

Сумский посад карелия



< >

Если выпало в империи родиться,
Лучше жить в глухой провинции у моря

(И. А. Бродский)

Поморьем в России исторически называется побережье Белого моря — северный край, хоть и давно обжитой, но малонаселённый, некогда бывший окраиной Русского государства, и по-своему самобытный. Есть у Поморья и своё историческое ядро — Поморский берег, то есть юго-западное побережье, между городами Кемь и Онега. Большая часть Поморского берега сейчас входит в состав Карелии. В этот раз я расскажу про три старинных поморских села в Беломорском районе — Сумский Посад, Вирма и Сухое.

Названный мной порядок этих трёх сёл отражает передвижение обратно к Беломорску. То есть ближе всего к городу расположено Сухое (18 километров), затем Вирма (35 км), и уже в 50 километрах на восток от города находится Сумский Посад (в обиходе его называют просто Сумпосад). Мы с andrew_rewsr совершили вдоль Поморского берега велопробег по грунтовой дороге: утром доехали с велосипедами на электричке от Беломорска до Сумпосада, а затем ехали обратно в сторону города уже на велосипедах.

Как уже говорилось, в Беломорске находится трёхсторонний железнодорожный узел: на восток от города идёт линия до станции Обозерская, соединяющая Мурманскую магистраль с Архангельской. Именно оттуда я приезжал в Беломорск, и в ту же сторону мы ехали в Сумпосад. Везёт нас туда электричка Кемь — Маленьга, и ехать до Сумпосада 50 километров, или чуть больше часа. Народу в утренней электричке не много, и большинство пассажиров составляют железнодорожники.

2. Вот и Сумский Посад. Довольно крупная станция, которая в 1994-2003 годах была конечным пунктом электрификации. Раньше тут ещё был деревянный вокзал, но он сгорел пару лет назад. Выходит довольно много пассажиров, выгружаемся и мы с велосипедами. Электричка уехала дальше, — через два часа она будет на станции Маленьга у границы с Архангельской областью, после чего пойдёт назад в Кемь.

А мы садимся на велосипеды и едем в село, которое чуть в стороне от станции. Официально здесь два населённых пункта — село Сумский Посад, и посёлок ЖД станции Сумпосад. При этом сама станция называется Сумский Посад, а станционный посёлок — именно Сумпосад, официально. Впрочем, фактически, весь Сумский Посад воспринимается одним целым.

3. Сумпосад — село, по местным меркам, довольно крупное (около семисот жителей, а сто лет назад было полторы тысячи), центр сельского поселения. К тому же, с богатой историей. Впервые село упоминается под названием Сума в 1436 году в контексте основания Соловецкого монастыря. Здесь была вотчина новгородской посадницы Марфы Борецкой, отдавшей в 1450 году село во владение Соловецкому монастырю.

4. Отсюда всего 4 километра до Белого моря, но в летнее время к нему просто так не выйдешь, — берега болотистые. Село живописно растянуто по берегам реки Сумы, давшей ему название. Добротные поморские избы, многим из которых больше ста лет, смотрят фасадами на реку. При взгляде с моста Сумпосад напомнил мне карельское село Мегрега возле Олонца.

Река берёт начала из озера Сумозеро, и здесь, почти сразу за селом, впадает в море. А море — это основа местной жизни. Кругом дремучие леса и болота — богатые дарами природы, но при этом малопригодные для сельского хозяйства. Основной промысел поморов ­— это ловля морской рыбы. Ловят сетями, — обычно выходят в море утром с приливом, а потом вечером, по высокой воде, возвращаются. И так здесь живут уже столетиями. Надо сказать, что пушкинская «Сказка о рыбаке и рыбке» чаще всего всплывает в памяти именно в этих краях.

5. Впрочем, о том, что рядом море, можно и не догадаться, если не знать об этом. За околицами села виден только лес. Но, однако, поддувает с моря прохладным ветром.

В 16 веке Сума уже была одним из наиболее крупных и зажиточных сёл Поморского берега (так же, как и Сорока — нынешний Беломорск), являясь также центром солеварения, — здесь действовало несколько варниц. Однако жизнь зачастую была неспокойной, — край приграничный, и несколько раз его разоряли шведы. В 1576 году, в Ливонскую войну, они сожгли Суму, перед этим успев набедокурить в «Кемской волости». А в 1583 году здесь был возведён деревянный Сумский острог, состоявший из шести башен — Воротной, Белой, Моховой, Низовской, Рыбной и Мостовой. В 1613 году шведы его осаждали, но взять уже не смогли. В 1680-е годы острог был построен заново, а ещё через сто лет был упразднён, стал ветшать, и к 20 веку почти развалился. Частично сохранившуюся Моховую башню в 1931 году перевезли в московский музей «Коломенское», где она и сейчас стоит в отреставрированном виде.

6. По дороге от станции к селу видна сельская школа:

После упразднения острога населённый пункт стал селом Сумским. В 1806 году оно было преобразовано в посад в составе Кемского уезда Архангельской губернии, получив современное название — Сумский Посад.

7.

8. В южной части села встретился магазин промтоваров с ещё советской двуязычной вывеской. Справа написано по-фински: «Teollisuustavaroita». Хоть и практически всё коренное население здесь русское, мы всё-таки в Карелии, где в советские времена вывески дублировались именно на финском, а не карельском (так пошло с времён Карело-Финской ССР).

9. Вот такой он, Сумпосад. Среди изб есть пятистенки, но не такого сурового вида, какие можно видеть в Архангельской области. Здесь обычно дома более вытянуты в длину.

10. Дом купца Ивана Шуттиева, который владел магазином, находившимся в нём же:

Вот так этот дом выглядел сто лет назад:

Сейчас половину дома занимает церквушка (видно по крестам). После создания кадра нас приметил житель дома — довольно благообразный и очень разговорчивый дед, который, по его словам, в этой церкви помогает по хозяйству. Рассказать он нам успел многое — то о том, как он в лихие девяностые работал в Москве и едва не попадал в столкновения с бандитами, то о том, как на старости лет живёт здесь, и чистый воздух так даёт сил, что даже к врачу не приходится ходить:
— Когда болеете, надо сюда приезжать, и вон туда за лес идти пить воду.
— Из болота?
— Из болота! Жить тогда долго будете.

А вообще надо сказать, что Сумпосад (как и Беломорск) отличается какой-то интеллигентностью местных жителей. Кроме того, село со столь богатой историей и традициями — своего рода культурный центр Беломорского района (как, например, Борисово-Судское в Бабаевском районе на Вологодчине).

11. У домика с церковью — мемориал знаменитым землякам:

Особенно здесь выделили двоих человек. Капитан Владимир Воронин (1890-1952) — коренной помор по происхождению, один из советских покорителей Арктики, участвовавший в спасении челюскинцев. Особенно он прославился тем, что в 1932 году на ледоколе «Александр Сибиряков» впервые за одну навигацию прошёл Севморпуть. Здесь же увековечили этнографа Ивана Дурова (1894-1938), который занимался изучением поморской культуры и фольклора, но попал под репрессии и был расстрелян в 1938 году. В одном своём очерке он писал: «Суровая природа севера скрывает в себе немало таких уголков, о жизни которых много ещё следует говорить и писать. К одному из таких уголков принадлежит и наше Поморье, раскинувшееся узкою полосою на несколько сот вёрст вдоль западного побережья Белого моря».

12. По соседству — мемориал сумлянам, павшим на Великой Отечественной войне:

13. А на другом берегу стоит старейшее сохранившееся здание села — деревянный Соловецкий амбар, построенный в 1757 году. Здесь же находился причал Соловецкого монастыря. Памятник уникальный, но, видимо, средств на реставрацию нет, и он постепенно ветшает.

14. Вокруг потемневших бревенчатых стен — запах мокрой от утреннего дождя травы, и густые заросли малины.

15. Такая надпись сохранилась над входом в амбар. Соловецкий монастырь, хоть и на острове расположен, но в своё время был одним из главных центров Поморья, и владел многими сёлами Поморского берега вплоть до екатерининской эпохи.

16. А ещё на стене амбара есть вот такая раритетная табличка аж времён Карело-Финской ССР (разумеется, опять же, с надписью на финском языке). Жаль только, что в случае реставрации амбара её наверняка снимут, — такое в наше время пока не ценят.

17. Рядом стоит новенькая церковь святого Елисея Сумского, построенная в 2006-2013 годах. Между прочим, это единственный вообще храм в честь этого святого.

Место выбрано не случайно. Здесь раньше стоял погост-тройник — каменная Успенская церковь (1693 год), деревянная Никольская (1768) и шатровая колокольня. В утвари Никольской церкви было множество даров от соловецких архимандритов. Храмы, к сожалению, были снесены в 1930-е годы.

Вот так выглядел храмовый ансамбль:

18. Возле церкви — памятный знак мореходам Сумского Посада:

Как уже говорилось, море здесь — основа жизни. В Сумпосаде действовала небольшая судоверфь, местные жители порой уходили на промыслы в Баренцево море и на Новую Землю. Здесь действовала мореходная школа, давшая стране несколько десятков капитанов, включая упомянутого Владимира Воронина.

19. В пейзаже Сумпосада видна карельская природа. Выше моста на Суме — порог, шумящий бурным потоком среди гранитных скал.

20. Карелия!

21.

22. Здесь, на одной из скал, под навесом, стоит карбас — мореходная лодка, подаренная Сумпосаду в 1870 году великим князем Алексеем Александровичем (сын Александра II), посетившим село. Лет десять назад лодку повредило обрушение навеса. Её пока не отреставрировали, но навес всё-таки новый построили.

23. И в целом Сумпосад — добротное северное село с приятной атмосферой старины.

24. Внезапно, узкоколейный ЖД вагон у берега. До 1980-х годов неподалёку действовало две узкоколейки — при леспромхозах в посёлках Вирандозеро и Маленга, что стоят на железной дороге, ещё дальше на восток. Видимо, вагон оттуда.

В северной оконечности села раньше находился порт — один из центров торговли в Поморье, в том числе и заграничной. У Поморья были давние торговые связи с Норвегией, — торговали солью, пушниной, но в основном, конечно, рыбой. Во второй половине 19 века торговый оборот рыбы в Сумпосаде исчислялся тысячами пудов. Была здесь и пассажирская пристань, — к началу 20 века существовало регулярное пароходное сообщение с Архангельском и Соловками, Онегой и Кемью, а также между сёлами.

25.

26. Некоторые дома в селе выглядят совсем по-новому:

Здесь мы столкнулись с северным гостеприимством. После создания этого кадра нас заметила женщина лет 60-ти и пригласила к себе в дом выпить чаю и посмотреть на старину, которую она уже несколько лет у себя собирает. Видели мы у неё и старые газеты и документы, и пару предметов мебели (кажется, зеркало и кровать), и вещи вроде старого чайника и самовара. В основном хозяйка всё это покупает у местных жителей (в том числе и пьяниц), и делает в своём доме почти что живой музей поморского быта. Родом она, кстати, не отсюда, а из Западной Белоруссии, и, по её словам, наполовину полька и католичка. Здесь это было довольно неожиданно.

В Сумпосаде мы пробыли больше трёх часов и затем покинули это интереснейшее место, поехав на велосипедах в сторону Беломорска. На самом деле, и восточнее Сумпосада есть интересные места. К примеру поморские сёла Колежма и Нюхча. Из Нюхчи начиналась Осударева дорога — волок от Белого моря к Онежскому озеру, проложенный в 1702 году через карельские леса по указу и при участии Петра I, когда он возвращался из Архангельска. На железной дороге стоят уже упомянутые советские посёлки (в прошлом ПГТ) Вирандозеро и Маленга. Быть может, как-нибудь я побываю и в той стороне, но сейчас мы едем в направлении города, и наша следующая цель — село Вирма в 15 километрах от Сумпосада.

27. Вся дорога здесь вот такая — грейдерная грунтовка, с лесами и болотами вокруг. А где-то совсем рядом, за лесом, — море.

28. На все 15 километров до Вирмы — ни одного населённого пункта. Прямо почти классическая для Карелии грунтовка среди лесов. Больше всего мне здесь вспомнилась дорога Суоярви — Суйстамо — Ляскеля, где я ездил на автобусе три года назад.

С погодой нам повезло. День выдался тихим и облачным, — ни жары, ни дождя. По пути несколько раз проезжаем по мостикам лесные ручьи с торфяной водой. На одной из остановок мы услышали сверху странное шуршание и свист, — оказалось, стая птиц летит над лесом. Наверное, с высоты птичьего полёта отлично видно и дорогу, и море. А с дороги и не поймёшь, как море здесь близко.

29. Много здесь и болот:

Постепенно на дороге становилось больше машин, которые ехали навстречу нам. Это была пятница, и во второй половине дня люди направлялись на дачу. Пару раз мы разъезжались с грозного вида лесовозами, а ещё навстречу проезжал ПАЗик с табличкой «Беломорск — Сумпосад — Хвойный». А в какой-то момент мы услышали с левой стороны гудок электровоза и грохот товарняка.

30. Перед самой Вирмой автодорога подходит совсем близко к параллельно идущей железной. А грузовое движение по ней очень даже оживлённое, — грузопоток в Мурманский порт, вывоз руды с Кольского полуострова. Почти что магистраль среди карельской глуши.

31. Но когда отгремит очередной грузовой, на маленькой станции Вирма снова становится тихо. Пассажирское сообщение здесь ограничивается электричками Кемь — Маленьга и поездом Вологда — Мурманск, который проходит здесь ночью.

32. Помнится, на станционном здании (которое справа) была табличка «Вход с огнём запрещён». Наверное, Прометей бы огорчился.

Планы строительства железной дороги вдоль Поморского берега существовали ещё до революции. В 1916 году, после открытия Мурманской магистрали, существовал проект линии Сорока — Сумпосад — Онега — станция Холмогорская, которая соединила бы её с Архангельской. В итоге, однако, стальная колея была проложена здесь только в 1941 году, и немного иным маршрутом — мимо Онеги, и до станции Обозерская. В годы войны она сыграла роль как единственная сухопутная связь Мурманска с Большой землёй (поскольку Мурманская магистраль была перерезана финнами).

33.

34. Через пару километров после станции видна уже и сама Вирма. Снова длинные избы и амбары, а чуть дальше — слегка загадочный туман. Там — Белое море!

35. Вирма — село маленькое, стоит почти у самого моря и даже не закрыто от него лесом. Название оно получило от одноимённой реки, впадающей в море. В её устье, фактически, эстуарий, — сюда заходит морское течение, и поэтому в отлив по речным берегам виден вязкий зеленоватый ил, называемый словом «няша».

36. Почти у каждого дома есть своя лодочная пристань. А за домами видна деревянная церковь Петра и Павла, к которой мы подойдём поближе.

37. Вид вверх по течению:

38. И здесь тоже много добротных старых изб. Вирма — тоже село старинное, впервые упоминается в 1459 году. А в 16-17 веках здесь, как и в Суме, действовали соляные варницы.

39. На въезде в село — памятник воинам-землякам:

40. Величественно возвышается над Вирмой церковь Петра и Павла, построенная в середине 17 века, — один из шедевров деревянного зодчества Русского Севера. Первая церковь на этом месте известна ещё с 1526 года.

41. Композиция церкви в Вирме — пятиглавие на кубе (как, например, у церкви в каргопольском Архангело).

42. Хорошие места для церквей выбирать умели. Храм стоит в окружении могучих елей и карельских скал.

43. И пейзажи вокруг прекрасны. Ландшафты во всей Карелии похожи и легко узнаваемы, — примерно такие же лесистые скалы можно увидеть и где-нибудь возле Выборга.

44. Под ногами мхи…

45. …и черника:

46. А Вирма выглядит примерно вот так. Постоянных жителей в селе осталось уже совсем мало, и в основном здесь уже дачники, — кто-то из Беломорска, а кто-то даже из Мурманска.

47. А из-за околицы поддувает морской ветер, и в воздухе висит туманная взвесь.

48. Там уже море. Вирма расположена в бухте, которую от открытого моря прикрывает Сумостров и ещё ряд островов помельче.

49. Покидаем Вирму и направляемся дальше. До села Сухое — 17 километров. И снова грунтовка среди леса между морем и железной дорогой.

50. Вокруг всё те же сосны на гранитных скалах. И очень чистый и свежий воздух, которым хочется дышать полной грудью.

51. Незадолго до Сухого дорога снова выходит близко к берегу моря. На болоте валуны, а вдали видна морская вода. Окутанный туманом горизонт, от которого дует ветер, выглядит таинственно.

Под конец я фотографировал уже мало, поскольку внимание всё реже отвлекалось на окружающие виды. Разумеется, поездка по грунтовке на велосипедах на такое расстояние за один день далась нам с большим трудом, и, даже с остановками на отдых, уже к Сухому мы подъезжали изрядно уставшими. На нашу радость нашлась вставка асфальтированной дороги аж на целых триста метров! Это был мост через реку Кузреку (по-карельски Kuuzijogi — еловая река), у устья которой и находится село Сухое.

52.

53. Сухое стоит прямо у берега моря, а не по берегам реки, как Вирма. Собственно, название села и связано с расположением: если берег моря здесь в основном болотистый, то именно тут едва ли не единственное на многие окрестности сухое место непосредственно на берегу. Изначальное название села — Сухой Наволок или Сухонаволоцкое. Упоминается оно впервые в 1539 году в «Жалованной грамоте великого князя Ивана Васильевича Соловецкому монастырю на вотчину в Спасском погосте Выгозерского уезда». Это тоже было монастырское село.

Местное предание гласит, что изначально село хотели отстроить на Кузреке выше по течению, и принесли туда икону для освящения места, но икону несколько раз уносило рекой к морскому берегу, что затем было воспринято как божественный знак, и село появилось там, где стоит сейчас.

54. Со стороны моря шумел ветер, а у одного из домов на нас заливисто лаяла собака, сидевшая за забором.

55. В центре села — церковь Смоленской иконы Божией Матери. Построена она в 1899 году, но в советские годы у неё разобрали колокольню и главку, и до наших дней она сохранилась в таком виде. В белый цвет её покрасили уже недавно, и, на мой взгляд, зря.

56. Памятник воинам-землякам:

57. А вот и море. До Сухого мы доехали уже вечером, когда начался прилив. У берега гуляли бабушка с внуком и наблюдали за морем: «Вот, видишь, утром отлив был, вода ушла. А сейчас, вечером, опять вернулась».

Что интересно, в нескольких километрах отсюда есть и железнодорожная станция Сухое. Но с селом она фактически никак не связана, и туда даже нет подъезда от автодороги.

58. Последний взгляд на Сухое и его морскую бухту:

Велопробег занял у нас целый день, и, как уже сказано, мы успели, мягко говоря, сильно устать (до сих пор помню приятное ощущение, когда после такого заезда ложишься спать). Именно поэтому после Сухого я уже почти не снимал, — больше хотелось либо беспрерывно крутить педали, чтобы побыстрее доехать, либо посидеть отдохнуть. Покажу напоследок ещё лишь пару кадров.

59. Ещё один выезд дороги близко к морю:

60. А это река Большая Кетьмукса перед самым устьем. Как и в Вирму, сюда заходит морское течение, поэтому с приливом ила уже не видно, и в реке высокая вода. А ещё — заметен слегка необычный лиловый оттенок облачного вечернего неба. Это свойственно именно северным широтам с их более ярким солнечным светом.

На этой ноте завершу рассказ о Поморском береге и его сёлах. Именно Беломорск с его окрестностями стал для меня конечным пунктом длительного путешествия по северным областям летом 2016 года. И рассказ об этом путешествии почти подошёл к концу. В следующий раз я напоследок немного скажу об обратной дороге домой.



Source: nord-ursus.livejournal.com

 
Нравится
Добавить комментарий


  Поделитесь!  


 
При цитировании сайта, не забывайте, пожалуйста,
указывать ссылку на источник.
© http://travelel.ru, 2010–2015

  Яндекс.Метрика